Кризис лидерства


Если интуиция основателей не подвела, запала и квалификации хватило, прибыль не тратилась на личные нужды, а реинвестировалась в развитие, то бизнес начинает расти. Появляется все больше наемных работников, которых трудно отнести к группе основателей - энтузиастов.


От CIO к CEO и обратно

Но сколько тогда вообще CIO на самом деле в России? Намного меньше, чем кажется и чем хотелось бы. Об этом же говорится и в исследовании E-xecutive.Ru о компенсациях CIO. И дело во многом не в ИТ и не профессиональном уровне ИТ-директоров, а в зрелости и открытости российских компаний. Осознание стратегической роли информационных технологий — первый шаг к появлению в организации настоящей позиции CIO. При этом я считаю, что наличие или отсутствие CIO совершенно не связано с размером компании — в инновационной фирме, состоящей из нескольких десятков сотрудников, вполне может быть настоящий CIO, а в гигантском промышленном холдинге так называемый CIO может быть на самом деле всего лишь начальником отдела технической поддержки… Или кем-то вроде свадебного генерала, которого иногда приглашают на совещания высшего руководства в качестве гостя или массовика-затейника с очередной презентацией по стратегии ИТ, которую все «топы» в целом одобряют, но о которой забывают еще до конца совещания… Все дело в типе бизнеса и в зрелости организации и команды топ-менеджеров.

Мы уже говорили о том, что для CEO (генерального директора) принципиально важно именно целостное, интегральное видение организации. Для большинства функциональных директоров (особенно связанных с основной деятельностью компании) характерен односторонний взгляд на вещи — «мы зарабатываем деньги для компании», а эти (нужное подчеркнуть) юристы, бухгалтеры, кадровики, айтишники и т. п. только мешают, придумывают какие-то правила, требуют соблюдать какие-то процедуры. Когда такой директор становится генеральным, нередко этот однобокий взгляд переносится и на управление компанией в целом. О каком стратегическом управлении ИТ или HR тут может идти речь?

Впрочем, и в США не так много примеров превращения CIO в CEO. А сценариев еще меньше: CIO может стать CEO высокотехнологичной компании, например, занимающейся электронным бизнесом или ИТ-аутсорсингом (мой сценарий, кстати, именно такой). Второй вариант — бизнес-менеджер в какой-то момент своей карьеры становится CIO.

Примерами первого сценария являются Ричард Хоффман, Том Томас и Рон Пондер.

Хоффман возглавляет с марта 2005 года Hyundai Information Systems North America, объединенную компанию ИТ-аутсорсинга для всех подразделений Hyundai и Kia в США. Хотя в основном его карьера в различных компаниях была связана с ИТ, Хоффман считает, что финансовое образование и взгляд со стороны бизнеса всегда ему помогали. Он фактически руководил не столько ИТ, сколько проектами изменений. В частности, в Yamaha Corp. оf America Хоффман являлся вице-президентом по «ИТ и корпоративным отношениям», что в переводе на нормальный язык означало руководство проектами изменений (обычно не связанных с ИТ) в проблемных подразделениях. Создание единой аутсорсинговой компании для всех американских дочерних компаний корейского автопроизводителя также было проектом изменений, инициированным Хоффманом, и он получил шанс возглавить новую компанию.

Том Томас был CIO корпорации Dell и участвовал в реализации знаменитой модели прямых продаж, с 1996 по 1999 год работал вице-президентом по ИТ в 3Com, где разработал весьма успешную стратегию электронной коммерции. В 1999 году он становится сначала членом совета директоров, а затем CEO компании Vantive (разработчик CRM, вскоре куплен PeopleSoft). С 2000 по 2004 год Томас возглавлял как CEO еще несколько успешных высокотехнологичных компаний. С 2004 года Томас является членом совета директоров корпорации Interwoven.

Рон Пондер в свое время занимал позиции вице-президента/CIO в корпорациях Federal Express, Sprint, AT&T. Затем был CEO в компании по разработке программного обеспечения для операторов связи, несколько лет возглавлял американское телекоммуникационное подразделение Cap Gemini Ernst & Young, а в последние годы снова стал CIO в корпорации WellPoint, одной из крупнейших американских компаний, работающих в области здравоохранения.

Примером второго сценария является Мартин Файнстайн, CEO компании Farmers Insurance. Он начал работу в компании в 1969 году, и работа его никак не была связана с ИТ. За многие годы работы в одной компании он, естественно, поработал в разных подразделениях и оказался CIO только в 1994 году, возглавив проект по реинжинирингу устаревших информационных систем. Файнстайн отмечает, что только в роли CIO он в полной мере осознал сложность работы на этой должности и влияние ИТ на бизнес. Через 2 года он стал COO и президентом, а затем и CEO.

Перейти на страницу: 1 2 3 4



© Менеджмент и бизнес на сайте www.amaster.site.